Суеверная демократия

Часть 2

Голосование по поправкам в Конституцию неизбежно так же, как наступление лета, когда и пройдет плебисцит. Какие задачи в действительности власть хочет решить проведением этого «референдума», Sobesednik.ru рассказал политолог Валерий Соловей.

– 24 июня – новая предположительная дата голосования по поправкам в Конституцию. Как вы думаете, удастся ли одурачить народ заклинаниями про доступную медицину, индексацию пенсий, защиту русского языка и животных, которые и так есть в законах? Действительно ли все эти декорации прикрывают главное – обнуление сроков Путина?

– Начнем с даты. Она пока не определена, и 24 июня – это один из вариантов. Есть еще несколько вариантов. Один из них (самый поздний) – начало августа. Аргументы есть в пользу любого из этих вариантов, они будут представлены президенту, и он сделает выбор, когда провести плебисцит.

Второе: на рубеже мая-июня Путин должен объявить ещё один пакет помощи в связи с кризисом. На это есть расчёт, поскольку Владимиру Владимировичу сказали, что обещание, данное им 11 мая, было воспринято очень позитивно, и его рейтинг начинает быстро расти. Это чистое враньё, конечно, но ему так это подают.

И третье. Главное во всей этой истории с поправками – это не обнуление президентских сроков, это на самом деле такая же дымовая завеса и спецэффект. Главное – создание Госсовета, создание системы власти на случай недееспособности действующего президента. То есть создание страховочной конструкции. Это и есть Госсовет, который имеет те же функции и полномочия, что и президент.

То есть в коммюнике, предположим, будет сообщаться: вот президент работает с документами, у него крепкое рукопожатие, – и по телевизору будут показывать консервы годичной давности. Хотя в реальности будет, конечно, совсем иначе, и управлять будет Госсовет. Насколько я знаю, это сейчас выглядит именно так.

– Все-таки Госсовет. То есть эта идея была потом закамуфлирована, мягко говоря, неизящным предложением Терешковой об обнулении сроков президента?

– Президенту надо было показать, что он держит бразды правления крепкой рукой. Поэтому он дал понять, что он не намерен уходить. Но он не может управлять страной, точнее, он не сможет уже... Просто возникнут абсолютно непреодолимые ограничения. Никто их не сможет преодолеть, даже Владимир Владимирович, как бы он ни старался.

– Интригующее предположение. Но скажите: насколько сегодня президент действительно дееспособен и адекватен?

– Он дееспособен пока что, но он уже не вполне адекватен. В его положении, учитывая характер лекарств, которыми он пользуется, это уже неизбежно.

– О чем конкретно речь?

– Я ничего говорить не буду. Но это неизбежные побочные следствия лечения. И тут ничего нельзя сделать. Просто невозможно. И даже в его ближайшем окружении некоторые его решения и реакции вызывают оторопь. Они его не понимают.

– Валерий Дмитриевич, и все-таки: зачем эта идея с обнулением? Ведь она как раз очень обозлила всех, разочаровала и в определенном смысле настроила против Путина.

– Конечно, я считаю, что это была тактическая ошибка, которая может иметь стратегические последствия. Путин хотел показать, что он никуда не уходит. Рано, рано вы списываете меня со счетов, хотел он этим сказать. Вот и сказал.

– Так это была импровизация?

– Нет. Он задумывался об этом, конечно. Но это не было изначально заложено в проекте по поправкам. То есть когда люди, имея в виду обнуление, говорят что оно и было целью, они, вообще-то, заблуждаются. Это не было целью. А то, что это было обставлено слишком прямолинейно и неискусно, так это потому, что не было времени уже. Ну поймите, всё это покатилось валом, потому что уже нет физического времени. Все быстро посыпалось.

Я знаю, когда начали готовить изменения Конституции – в 2017 году. Уже к началу 2018-го всё было подготовлено. Да, планировали начать весь процесс только в конце этого года. И он был рассчитан на два года. Что, в общем, нормально. Но пришлось торопиться, потому что выяснились малоприятные для президента вещи, которые ограничивают его возможности управлять Россией. Ну вот и пошло-поехало все. И все имеет предельно простое объяснение. И это сейчас главный фактор, движущий вообще всю российскую политику.

– А эти опоздания президента, которые мы наблюдаем чаще и чаще, они тоже связаны с состоянием его здоровья?

– В двух случаях из его обращений по поводу эпидемии – да. Дважды ему становилось плохо. К тому же надо учесть, что эти обращения к нации – запись, а не прямой эфир. Ему становилось плохо, один раз все прервали, не удалось вовремя начать, в другой раз отложили на 4 или на 5 часов. В третий раз не стали прерывать, но все же заметно, что ему плохо. Ему действительно очень тяжело, поймите. Он не может на публике появляться, а очень скоро не сможет вообще – для этого, кстати, в том числе и нужен Госсовет.

– Как вы думаете, он сам смирился этим? С тем, что у него будет преемник.

– Нет конечно! Не смирился. Понимаете, он не обсуждает вопрос о преемнике. Это абсолютно исключено. Ни с кем. Нет никаких преемников. Преемник у него только он сам. Президент надеется на то, что произойдет чудо.

– Может быть, поэтому его предполагаемой дочери поручено заниматься многомиллиардным проектом по генетике?

– Да. Именно поэтому. Абсолютно точно. Он надеется тем или иным способом обмануть природу. Природу или волю богов – он же человек неправославный на самом деле, у него довольно странная система верования. Которая сама по себе – тема отдельного разговора, но мне думается, что здесь, скорее, можно говорить о религиозном синкретизме. Ему хочется как-то проскользнуть в щёлочку мироздания, и он надеется, что ему удастся. И он очень торопится, он знает, что у него времени – до конца этого года, поэтому и надо всё успеть сделать до конца этого года. Если успеет, то тогда, как он считает, всё у него может получиться.

sobesednik.ru

— Валерий Дмитриевич, а что вы думаете по поводу вот этого создания Госсовета и передачи ему части полномочий по управлению государством? Насколько это вообще реально или фейка в этой истории больше?

— Нет, это вполне реально. Нет, это вполне реальная история. Более того, это одна из главных целей конституционных поправок. Владимиру Владимировичу нужен институт, который сможет замещать его во время недееспособности. Потому что полномочия Госсовета будут фактически такие же как у президента. И нам будут говорить, что президент работает с документами, рукопожатие у него крепкое, а управлять будет Госсовет.

И поэтому идёт невидимая миру борьба за то, кто этот Госсовет возглавит. Была обещана это должность мэру Собянину если он справится успешно с пандемией в Москве. Потом, значит, Собяниным оказались недовольны и сейчас Владимир Владимирович склоняется к тому, чтобы самому на первых порах возглавить Госсовет. Посмотреть как это работает. То есть совмещать должности и президента и председателя Госсовета. Но это вот сейчас такой замысел. Что будет в сентябре, ну ближе к концу лета, мы пока не знаем.

— А двоевластия не получится в стране? Госсовета и президента?

— Президент поэтому и хочет Госсовет возглавить, поначалу. Ну а как вы думаете, как можно избежать двоевластия? Как вы думаете, вот в этом случае? Вот он тоже думает.

Валерий Соловей

Президент Владимир Путин неизлечимо болен, но об этом пока не объявлено официально. С одной стороны у него вердикт врачей, с другой — предсказание алтайских шаманов. И эти два приговора удивительно совпали, что не оставило у Путина сомнений в их достоверности и неминуемости. В этой связи Владимиру Владимировичу пришлось озаботиться вопросом, как управлять государством и исполнять свои должностные обязанности на фоне ухудшающегося самочувствия.

А что если переложить большую часть бремени на ближайших верных соратников, а самому вмешиваться лишь в особых случаях? При этом оставаясь полновластным хозяином Кремля. Царствуй, лёжа на боку, как говорится. Что-то типа эпохи позднего Брежнева. Имеются и современные аналоги:

() в этот период президент начал говорить своему окружению об усталости, а чиновники постепенно получали от главы государства указания готовить его уход, следует из рассказов знакомого президента и собеседника в Кремле. С каким составом и когда именно Путин начал обсуждать свою новую должность, точно неизвестно. Но в конце 2018 года спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече парламентариев с президентом предложил подумать над изменением Конституции, а спустя месяц — над расширением полномочий парламента. Он сделал это по просьбе руководства страны — публично готовил россиян к изменениям законодательства, утверждают собеседники «Проекта» в Думе, а источник в Кремле называет конкретного человека, попросившего Володина, — главу АП Антона Вайно. Впрочем, в тот момент еще не было решения, как именно нужно менять основной закон, следует из слов собеседника в Кремле. ()

Сразу несколько собеседников «Проекта» подтверждают — почти все приглашенные на послание, даже самые высокопоставленные, выглядели удивленно, когда президент объявил о поправках в Конституцию.

Их смысл сводился к тому, что следующий президент уже не сможет обладать властью нынешнего — он сможет баллотироваться лишь на два срока, без поправки на «подряд», и будет делить свои полномочия с Думой, Советом федерации и формируемым им Госсоветом. Таким образом авторы поправок создали для Путина три варианта будущего трудоустройства, говорит собеседник в Кремле. Ни один из них не обязывает Путина заниматься текущим управлением страной, но позволяет в случае необходимости повлиять на принятие определенных решений и в целом держать ситуацию под контролем.

Еще летом один из информированных собеседников «Проекта» в неформальной беседе рассказал: представляясь и подписывая письма, он в последнее время из всех своих должностей предпочитает делать акцент на членстве в Госсовете. И пояснил — этот орган будет становиться все более значимым.

Тогда это звучало странно, потому что Госсовет до сегодняшнего дня был консультативной структурой без конкретных возможностей. В его состав входят губернаторы, спикеры обеих палат парламента и лидеры думских фракций, а его полномочия — давать советы главе государства.

Но в измененной Конституции уже будет написано, что этот орган власти займется определением основных направлений внутренней и внешней политики и координацией работы всех органов власти. Такое новообразование — некая надстройка над всеми ветвями власти, определяющая приоритеты развития, — больше всего напоминает Совет безопасности Казахстана, решения которого обязательны к исполнению любыми органами власти.

В 2019 году ушедший в отставку с поста президента Казахстана Нурсултан Назарбаев сохранил за собой именно пост главы Совета безопасности, тем самым оставив за собой рычаги управления и статус елбасы, то есть лидера нации. Кремль очень внимательно изучал опыт соседней страны, и он всем казался успешным, говорит эксперт, регулярно участвующий в совещаниях в администрации президента. Правда, в России Госсовет все равно будет формировать новый президент, а кем мог бы в совете стать Путин — будет ясно только из специального закона, который Кремлю еще предстоит разработать.

proekt.media

Таким образом поправки в Конституцию имеют смысл, диаметрально противоположный тому, который в них видит большинство. И чтобы этот противоположный смысл скрывать как можно дольше, придумали обнуление. Крайне неудачная легенда, но топорности наших властей удивляться не приходится. Однако всё это лишь верхушка айсберга. Сугубо практическая сторона вопроса. Подводная часть гораздо любопытней.

5 июня 2020